Непросто перестать стрелять. Будет ли перемирие на Донбассе Без рубрики

На последнем заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) стороны договорились о полном прекращении боевых действий с понедельника, 27 июля. О необходимости наконец-то добиться реального перемирия, а не просто в очередной раз его задекларировать, в украинской власти говорили на протяжении последних недель.

Ведь без этого едва ли можно добиться существенного прорыва в переговорах по Донбассу, в частности в подготовке саммита «нормандской четверки» в Берлине.

«Режим соблюдения полного и всеобъемлющего прекращения огня в случае, если он будет соблюден другой стороной, является базовой предпосылкой реализации Минских договоренностей и открывает путь к выполнению других положений этих договоренностей», – говорится в заявлении Офиса президента от 22 июля.

Первый шаг

О том, как именно хотят обеспечить прекращение огня на практике, рассказала спецпредставитель ОБСЕ на переговорах в Минске Хайди Грау. Так, руководство ВСУ и боевиков должны будут обнародовать приказы о прекращении боевых действий.

При этом в достигнутом соглашении попытались предусмотреть все виды боевой активности: запрет налагается на любые виды огня, в том числе снайперский, работу диверсионно-разведывательных групп, использование дронов.

Также стороны должны создать некий «координационный механизм по реагированию на нарушения режима прекращения огня», при содействии Совместного центра по контролю и координации (СЦКК) «в действующем составе». Что под этим имеется ввиду, пока непонятно.

Российские офицеры в полном составе вышли из СЦКК еще в конце 2017 года, и с тех пор не вернулись, несмотря на многократные призывы, в том числе и от Евросоюза. Зато членами СЦКК объявили себя представители так называемых «ДНР» и «ЛНР» и даже завели для своих «представительств» отдельные страницы в интернете. Об официальном признании их «полномочий» в СЦКК со стороны Киева ничего не известно.

Механизм контроля за перемирием пока не прописан (фото: flickr.com / ministryofdefenceua)

В любом случае, право на ответный огонь в случае наступления противника стороны получают только после того, как «координационный механизм» не даст результатов. Как весь он может работать на практике, в реальной боевой обстановке, также неизвестно. В пресс-службах Министерства обороны и ООС РБК-Украина это прокомментировать не смогли.

Президент Владимир Зеленский и министр обороны Андрей Таран также не особо прояснили ситуацию на брифинге 23 июля возле КПВВ «Станица Луганская». В частности, открытым остался вопрос дисциплинарных мер против боевиков, нарушающих перемирие. Как и кто может это проконтролировать – непонятно, ведь у украинской власти доступа на неподконтрольную территорию нет в принципе, а наблюдатели из СММ ОБСЕ также жалуются на постоянные притеснения со стороны боевиков.

Зеленский заверил, что для регуляции этой процедуры будет создан отдельный документ. А Таран, в свою очередь, подчеркнул, что права на защиту от нападений боевиков у украинской армии никто не отнимает.

При этом достигнутую договоренность во власти называют «прорывом», как, к слову, и лидеры боевиков. Причина для оптимизма – таким образом на первое место в повестке переговоров по Донбассу опять вышли вопросы безопасности, а не политический блок, на чем настаивают боевики. А именно безопасность и украинская власть, и западные партнеры по «нормандской четверке» ставят во главу угла. На словах вероятному прекращению огня радуются и в ОРДЛО.

Но на этом подходы к безопасности у сторон полностью расходятся. В трактовке Киева, прекращение огня – это лишь первый, базовый шаг. За ним должны последовать вывод российских войск, разоружение незаконных формирований, общая нормализация обстановки на оккупированных территориях с приходом туда законной украинской власти. И лишь после этого речь может идти о проведении выборов.

Украина должна вернуть контроль над ОРДЛО до выборов (Фото: flickr.com / ministryofdefenceua)

Тогда как Россия продолжает настаивать на приоритетности политических вопросов, в первую очередь – относительно особого статуса ОРДЛО. Тем временем, по этому направлению никаких прорывов нет, и, похоже, не намечается.

Последний повод для конфликта – решение Верховной рады проводить местные выборы 25 октября лишь на подконтрольной территории. Хотя все более очевидно, что к октябрю создать нормальные условия для голосования в ОРДЛО не получится, Москва и Донецк с Луганском обвинили Киев в срыве Минских договоренностей.

На украинские власти ответили, что условий для выборов на Донбассе по-прежнему нет, и не по вине Украины. Каким образом планируется выход из тупика в политическом компоненте переговоров, не пойдя при этом на невыгодные уступки, украинская власть не сообщает, требуя «расшифровки» каждого пункта Минских соглашений.

Новая попытка

За последние годы на Донбассе многократно объявлялись различные перемирия. Некоторые из них даже получили свои названия: «хлебное» (вводится летом для нормальной уборки урожая), «школьное» (в начале учебного года), «рождественское» и «пасхальное» (на период соответствующих праздников).

И каждое из них неизменно срывалось, иногда – в первый же день. Интенсивность боевых действий после очередного «прекращения огня», как правило, ненадолго уменьшалась, но потом все опять возвращалось на круги своя.

«Бывает, что столкновения начинаются не по приказу, играет чисто человеческий фактор. С той стороны фронта дисциплина и качество личного состава гораздо ниже, чем у нас, их контролировать и держать в рамках намного сложнее», – сказал РБК-Украина глава правления Украинского милитарного центра Тарас Чмут.

Нынешняя договоренность отличается от предыдущих большей детализацией и «масштабностью». Как заявил Зеленский, ее должны подписать все страны-участницы «нормандской четверки».

В то же время ровно год назад, 21 июля 2019 года, на Донбассе должно было начаться очередное перемирие. Договоренность об этом также была опубликована на сайте ОБСЕ и также содержала пункты о запрете на ведение любого вида огня, отказе от разведывательно-диверсионных операций, дисциплинарных мерах против нарушителей и так далее.

Единственное заметное отличие от нынешнего соглашения – в том тексте отдельно не упоминалось «руководство вооруженных формирований ОРДЛО», обязательства возлагались просто на неназванные «стороны». Такая правка, конечно, не в пользу Украины – любое упоминание законных украинских властей через запятую с «руководством» боевиков (и без упоминания России) противоречит последовательной дипломатической позиции Киева и просто здравому смыслу.

Предыдущие перемирия результата нее дали (Фото: flickr.com / ministryofdefenceua)

Прошлогоднее перемирие не продержалось и одного дня. Боевики обстреляли украинские позиции на луганском направлении, а двое украинских бойцов погибли, подорвавшись на установленной противником мине. Во власти довольно долго не хотели признавать факт срыва перемирия, несмотря на дальнейшие жертвы среди украинских солдат и регулярное применение боевиками тяжелого вооружения. Но в ноябре прошлого года Зеленский все же заявил, что «хлебное перемирие» снова оказалось «фейковым».

Задекларированное на парижском саммите «нормандской четверки» прекращение огня до конца 2019 года де-факто и вовсе не вступило в силу.

Тем не менее информация о новом прекращении огня с 27 июля вызвала большой ажиотаж, в том числе в военно-волонтерских кругах, где ее трактовали едва ли не как капитуляцию Украины. Даже если отбросить определенную политическую ангажированность, нельзя сказать, что эти опасения вовсе лишены оснований.

Доверие к российско-оккупационным войскам, естественно, нулевое. Особенно сейчас, когда на слуху история с убийством украинского медика – в нарушение предыдущих договоренностей и правил войны.

Как реально проконтролировать, соблюдают ли боевики свою часть обязательств насчет перемирия или просто будут пользоваться ситуацией – вопрос крайне спорный. И не факт, что в анонсированном Зеленским процедурном документе будет содержаться ответ. В то же время нынешнее перемирие вряд ли приведет к таким уж угрожающим последствиям для украинских позиций.

«То, что предусмотрено на бумаге, может серьезно отличаться от того, что происходит на самом деле. Использовать эту ситуацию для того, чтобы достигнуть стратегического перевеса и пойти в наступление – у противника однозначно не получится. Все наши войска остаются на своих позициях, с оружием, готовые к выполнению заданий», – сказал Тарас Чмут.

Он подчеркнул, что решения по открытию ответного огня в любом случае принимаются конкретным командиром на месте, исходя из ситуации на соответствующем участке фронта. И в целом, Чмут осторожно прогнозирует, что грядущее перемирие может закончиться так же, как и предыдущие.

Таким образом, «перестать стрелять» на Донбассе по-прежнему непросто.

Непросто перестать стрелять. Будет ли перемирие на Донбассе
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)