Охотники за голосами: как политики сражаются за избирателей на местных выборах Без рубрики

Почти месяц назад в Украине стартовала кампания местных выборов, назначенных на 25 октября. Сдвигать их на более поздний срок у центральной власти, по крайней мере пока, планов нет.

Потому политики и их штабы уже пускают в ход весь имеющийся у них арсенал средств и приемов, чтобы заручиться поддержкой граждан. И эта схватка может стать самой дорогостоящей и конкурентной по сравнению со всеми предыдущими местными кампаниями в истории Украины, считают опрошенные РБК-Украина эксперты.

Благодаря децентрализации органы местного самоуправления нарастили свой вес, полномочия и ресурсы. К острой борьбе за власть в регионах готовятся даже политики общенационального масштаба: стоит только посмотреть на обойму бывших и нынешних нардепов в избирательных списках. Из-за повышенного интереса к этой гонке растет и «цена» победы.

Впрочем, нынешние предвыборные технологии пока не отличаются особым креативом. Большинство методов, к которым сейчас прибегают политические консультанты, остались в «наследие» от кампаний прошлых лет. Начиная от ярких видеороликов и заканчивая банальным подкупом.

«Поймать» в сети

Одна из особенностей этой кампании – растущая роль интернета, обращают внимание эксперты. Из-за эпидемии и карантина часть полевой агитации перекочевала в соцсети.

Политики стали меньше организовывать концерты и спортивные соревнования. А кандидаты реже используют технологию «от двери до двери». Хотя это зачастую самая результативная технология во время выборов – метод прямого общения, говорит председатель Комитета избирателей Украины (КИУ) Алексей Кошель.

Сейчас партии и кандидаты активно продвигают свой контент через телеграм-каналы и группы в Viber, отметила координатор движения ЧЕСНО Вита Думанская.

«Из-за коронавируса двусторонняя коммуникация с избирателями сведена к минимуму. Существенно возросла роль рекламы в интернете. Единственный сегмент, где можем оценить расходы – Фейсбук и Инстаграм. С начала года политики потратили на этих платформах более 2,5 млн долларов. Причем более миллиона долларов почти за три недели сентября», – рассказала изданию Думанская.

Хотя некоторые консультанты якобы умудряются агитировать избирателей и в общественном транспорте. Например, в одном из мессенджеров опубликовали объявление о работе для мужчин в возрасте 50-70 лет. Они должны четыре часа ездить по маршруту Одесса – Черноморск и обратно, разговаривая между собой «по заученному тексту». Каждый час – 50 гривен.

Упор также делается на съемку разных тематических и агитационных роликов для соцсетей. Этот прием успешно опробовали Владимир Зеленский и «Слуга народа» во время президентской и парламентской кампаний.

«Даже в отдаленных сельских общинах политики с помощью квадрокоптеров снимают яркое видео. Более того, это увлечение зашло так далеко, что кандидаты снимают видео об истории, культуре регионов и даже про свою личную жизнь», – отметил РБК-Украина Кошель.

Эксперты опасаются, что недобросовестные штабы еще могут обыграть фактор эпидемии для манипуляции с явкой. Ведь из недавнего соцопроса, проведенного группой «Рейтинг» следует, что каждый пятый украинец может не пойти на выборы, если ситуация с коронавирусом ухудшится.

«Представим, что вашего конкурента поддерживают в основном люди старшего возраста. Не нужно быть особо талантливым политтехнологом, чтобы понять, что распространив слухи о вспышке коронавируса в соседнем подъезде, можно снизить явку среди конкретной электоральной группы», – пояснил Кошель.

Эпидемия клонов

Далеко не все методы, которые используют партии и кандидаты, вписываются в рамки закона. Одна из таких технологий, широко «зарекомендовавших» себя во время парламентских выборов прошлого года – регистрация технических кандидатов – «клонов».

В избирательных списках появляются кандидаты-однофамильцы или полные тезки одного из фаворитов гонки, которые оттягивают его голоса. Увидев нескольких условных «Шевченко», избиратель может запутаться и поставить галочку не за того.

Для этого подыскивается еще один «Шевченко», который обычно за какое-то вознаграждение также регистрируется кандидатом, но никакой кампании не ведет. Либо же привлекают людей, которые готовы за определенный финансовый стимул сменить свою фамилию в паспорте на «Шевченко» и просто подать документы кандидата.

«Впервые технология клонов была запущена еще в 1994 году на выборах в Верховную раду. Потенциально она может исказить результат в пределах 1,5 до 3%», – объяснил РБК-Украина политолог Кость Бондаренко.

На последних выборах в Раду эта технология лишила мандатов шесть кандидатов от «Слуги народа», подсчитали в общественной сети ОПОРА. Тогда массово копировали не только фамилии кандидатов, но и название бренда. В биографии псевдо-кандидатов указывали местом работы ЧП, благотворительный фонд «Слуга народа» или членство в общественной организации с таким же названием.

Один из видных участников той избирательной гонки рассказывал РБК-Украина, что проблема с клонами была не только из-за происков конкурентов. Якобы несколько «предприимчивых» граждан развернули на этом целый бизнес. Желая заработать, они находили однофамильцев и тезок, регистрировали их в разных округах и затем без труда за щедрое финансовое вознаграждение снимали их с выборов.

«Очевидно, что эффективный опыт применения этого инструмента мотивирует некоторых недобросовестных кандидатов использовать его и во время местных выборов. Есть риск, что в некоторых общинах эта технология может стать решающей для победителя в условиях небольшого разрыва между лидерами кампании», – отметил в разговоре с изданием аналитик общественной сети ОПОРА Александр Клюжев.

Во время этой кампании уже известно о нескольких «клонах» действующего мэра Днепра Бориса Филатова, а также градоначальника Ужгорода – Богдана Андриива. В Одессе у кандидата в мэры от СН Олега Филимонова нашлось сразу четверо «двойников».

Наглядный случай произошел в Умани, где к выборам допустили двух тезок нынешного мэра Александра Цебрия. Оба сменили свои имена летом этого года. Но самому Цебрию территориальный избирком отказал в регистрации из-за неточностей в документах. Вмешаться пришлось Центризбиркому, который обязал зарегистрировать действующего мэра кандидатом.

Пока известно только об одном производстве, связанном с «клонированием». По данным правоохранителей, кандидат в мэры одного из городов Кировоградской области вместе с сообщником нашел «двойника» своего соперника. За техническое участие в выборах ему предложили 10 тысяч гривен.

Но вряд ли таких разоблачений будет много, потому что эту технологию очень сложно доказать, говорит Кошель. Тем более, если у человека, которого «клонируют», достаточно распространенная фамилия. Да и закон никак не запрещает смену гражданами фамилии или инициалов.

Как объяснил Клюжев, в Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за подкуп кандидата. Но нет четко определенного наказания для кандидата, получившего деньги за фейковое баллотирование.

Ловля на живца

Наряду с нашествием «клонов», эксперты указывают на широкое использование во время этих выборов технологий подкупа избирателей. Пользуясь законодательными лазейками, политики начинают «мотивировать» граждан еще до официального старта кампании. По словам Кошеля, пока кандидат не зарегистрирован как субъект избирательного процесса, он может заниматься псевдоблаготворительностью, раздавая товары и услуги.

В некоторых регионах вместо «гречки» политики дарили избирателям «антиковидные» наборы с масками и антисептиками. Одна из партий в Ужгороде, заботясь о здоровье своих избирателей, предлагала бесплатную консультацию в частной клинике, связанной с их же кандидатом.

В летний период политики раздавали ранцы с канцелярскими принадлежностями для детей и продовольственные пайки, уточнил председатель КИУ.

Во всех этих случаях расчет делается на то, что в день голосования граждане отблагодарят «благодетеля» за его «щедрость».

«Де-факто кандидаты используют технологии подкупа, административный ресурс, бесконтрольно тратят средства на фактическую агитацию еще до регистрации – ведь к тому времени она еще юридически не считается агитацией. Тогда доказать и незаконность, и источники финансирования сложно», – разъяснил аналитик сети ОПОРА.

Не обходится и без агитации с использованием бюджетных проектов. Политики при власти не упускают шанс упомянуть о построенных за счет местных денег лавочек, детских площадок и дорог, добавила Вита Думанская. Кроме того, некоторые кандидаты используют при агитации депутатские фонды.

«К примеру, в Днепре годовой объем этого фонда достиг 2 млн гривен. Более того, депутаты, которые должны распределять бюджетные деньги, уже заходят даже в сферу общественного бюджета. То есть и те деньги, которые выделяет совет для реализации проектов, они пытаются использовать для собственного пиара», – рассказала координатор движения ЧЕСНО.

Некоторые штабисты даже не пытаются хоть как-нибудь скрыть желание финансово «задобрить» избирателей. Координаторы сети ОПОРА выявили несколько фактов в Киеве и Киевской области, когда за голос в пользу нужного кандидата предлагали по 500 гривен. Была предусмотрена и «система лояльности» в виде плюс 200 гривен «за каждого приведенного». Именно по такому принципу выстраивается «сетка».

«В отдельных общинах за голос фигурируют суммы в 200 гривен, в некоторых – 500, 700, 1000 гривен. Но каких-то космических сумм за голос пока не фиксировалось», – уточнил Клюжев.

Надо сказать, что финансовая мотивация может быть эффективной только в том случае, когда требуется «докупить» от силы несколько процентов голосов. Упрощенная процедура смены места голосования позволила нечестным «штабистам» расширить границы поиска «недостающих» голосов. В некоторых ОТГ в начале сентября наблюдался настоящий «избирательный туризм».

По словам Кошеля, в Каролино-Бугаз Одесской области число новых избирателей, изменивших место голосования, составило примерно 5% от общего количества.

«Если в день выборов явка будет в районе 50%, то эти 5% новых избирателей уже превратятся в 10%. И каждый десятый дисциплинированно проголосует за оговоренного кандидата, так как эта технология связана с финансовой мотивацией», – отметил глава Комитета избирателей Украины.

По данным МВД, уже начато 134 уголовных производства, связанных с местными выборами. И около 20% из них касаются подкупа. Всего от начала кампании Нацполиция зарегистрировала 1644 сообщений, связанных с избирательным процессом.

Однако если штабы готовятся покупать голоса и разворачивают «сетки» заранее, то это может и вовсе остаться вне поля зрения правоохранителей, говорит председатель КИУ.

«Большой процент избирателей купили еще до официального старта кампании. К тому же «сетки» могут маскировать под различные клубы, условно говоря «любителей чая». И они результативно работают: десятники, сотники разносят деньги и это остается незамеченным», – рассказал Кошель.

О том, чтобы ужесточить наказание за подкуп и прочие сомнительные технологии, народные депутаты рассуждают уже не первый год. Пока дальше слов эти разговоры не продвинулись. Можно придумывать все новые и новые модели открытых списков. Но все это будет впустую: штабисты и консультанты всегда найдут нужные предвыборные «уловки», пока в законе не появится четкая система ответственности и наказаний за избирательные нарушения.

Охотники за голосами: как политики сражаются за избирателей на местных выборах
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)